?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Есть тенденция воспринимать  "женщину" и "мужчину" как обладающих определенными жестко заданными качествами. Это определяется той ролью, которую индивид с определенным типом гениталий должен исполнять в обществественной жизни, и чем более точно он исполняет именно такую роль, тем более полезным членом общества он будет признан. С раннего детства гендерные качества индивида будет в нем поощряемы, а неподходящие гендеру - отсеяны, но чем более он будет вживаться в роль, тем сильнее он будет стигматизирован, что подается как привилегия - "смелый парень", "скромная девушка", "хорошая мать", "настоящий мужчина". Теряя любые личностные качества, кроме заданых такой стигмой, индивид становится идеально понятным общественным институтам, придумавшим эти определения, а значит - идеально подконтрольным им. Индивиды, отказывающиеся воплощать наиболее желанные потребности таких институтов, будут подвергаться корректирующей обработке не со стороны государственных структур, но со стороны общественного бессознательного - посредством тех членов общества, которые к своим стигмам относятся наиболее ревностно.

Одним из явлений, сопутствующих такому жесткому определению, явяется растущая механистичность отношений индивида с гендером. Все менее убедительна эстетика родительства, отношений с противоположным полом и детства, менее ощутима эмоциональная вовлеченность в них, все более они оказываются связанными с понятием долга: "дети не должны видеть половые отношения", "мужчины должны спать только с мужчинами", "дети должны подчиняться родителям". Таким образом, эмоциональная составляющая таких отношений, все более тяготеющая к негативной и некомфортной, сочетается с жесткой прошивкой идеи о необходимости поддержания такого состояния вещей на основе его изученности и понятности, возможности контроля, которая все более проявляет себя как иллюзорная. Итогом такого конфликта, если он не будет разрешен гармоничным образом для индивида, станет полный коллапс позитивных гендерных образов и переход к пост-гендерному обществу.

Другое не менее важное явление - это то, что гендерный подход деформирует и обесценивает те качества, которые приписываются каждому гендерому образу, взятые сами по себе. Один из ключевых моментов гендерного подхода в том, что гендерные роли подаются как взаимоислючающие в рамках одного индивида. Женщина определяется как "слабая", "чувствительная" и "добрая", таким образом проявляя доброту, мужчина становится в гендерном отношении менее мужественным и более женственным, кроме того, ему автоматически приписываются качества слабости и чувствительности, которые он мог и не проявлять. Мужчине приписывается "независимость мышления", и если женщина его проявляет, то она будет считаться плохой женой и матерью, даже если она будет проявлять все положительные качества, приписываемые хорошей жене и хорошей матери. Более того, приписываемое качество "доброты" будет поощряться только в предписанных ему ситуациях - в отношениях с сильным мужчиной, неразумным ребенком или авторитетным родителем, если же ситуация противоречит гендерным предписаниям - будет включаться "изнанка гендера", бессознательно компенсирующая травму от гендерной стигмы проявлением подавленных в гендерных ситуациях качеств: у женщин - безразличия и жестокости, у мужчин - распущенности и эгоизма. В обоих случаях это включение будет механическим и независящем от воли индивида.

Стоит здесь отметить, что мы имеем дело с сознательной инженерией, а не со случайно возникшей гармонично-хаотичной ситуацией. Как бы не появилось половое разделение в животном мире, но среди индивидов, обладающих властью над сложными инструментами и осознанием собственной природы, подобные жесткие роли могли быть только сознательно выведены путем поощрения, запугивания и селекции. Тем не менее, в пиковых ситуациях механистичности, описанных выше, главным аргументом в пользу жестких гендерных установок является именно их предполагаемая естественность и предустановленность, что ведет либо к признанию их гармоничными, либо к объявлению их неизменности и детерминированности этих ситуаций. Сомнение в их гармоничности возникают уже от того, что возникает сама напряженная ситуация механистичности, требующая этого спора, а сомнения в детерминированности - от сознания того, что гендерные роли сознательно создавались и поддерживались самими людьми, уже после этого перейдя в категорию бессознательного.

Имея широкий набор возможных ситуаций и ролей, гендерная игра является увлекательной для сознания человека. Но эта игра является не только игрой, в которую можно играть, но, во многих ситуациях, игрой, в которую нельзя не играть. Непосредственно влияя на индивида через его рождение, любовь к противоположному полу и воспитание детей, гендер создает частичную эмоциональную вовлеченность с самого начала развития. По мере развития критического мышления эта вовлеченность падает - для индивида становится очевидным искусственность и контролируемость игры свыше, ее противопоставленность детской беспечной и свободной игре, ставится под сомнение необходимость гендерной игры. Для поддержания гендерных ролей создаются положительные сексуализированные и связанные с ответственностью за поколение образы, создается отдельный миф, изображающий ужасы, сопутствующие отходу от гендерных ситуаций. Таким образом, гендерное поведение проникает во все ситуации, даже если они никак не связаны с размножением, рождением и воспитанием.

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
los6st
May. 31st, 2013 03:11 pm (UTC)
Тонкость в том, что гендерная игра таки необходима. Проблема в том, что в протест извращенным правилам социума создаются не менее извращенные правила игры. Сопротивление идет в рамках системы, поэтому есть часть системы. Инженеры смеются над глупыми людьми.
joyful_twilight
May. 31st, 2013 07:25 pm (UTC)
Необходимость сомнительна. Если даже нет другого пути размножения, можно вспоминать о своем гендере раз в год/раз в месяц в лучшем случае. В нашем случае, люди помнят о нем все время, и это для 88% из них дискомфорт, как для тебя например. Сопротивление/протест в принципе тут ничего не может дать, видимый мне вариант - создание более завлекающих и более приятных игр, в результате которых о гендере забудут как о страшном сне.
los6st
Jun. 1st, 2013 07:05 am (UTC)
о твоем гендере помнят твои гормоны. и вообще эти игрушки прописаны глубже, чем кажется. чтобы реально выйти из этих игр, надо удариться в правильный аскетизм, причем с четким осознанием, что тебя эти игры больше не интересуют в принципе. это не для большинства людей и не для построения социума. Так уж устроено, что нельзя вспоминать об этом раз в год - можно или не думать вообще, или играть в игры. Заранее отвечаю на вопрос: да есть люди, которые могут вспоминать о гендере раз в год, живя при этом в социуме, но это уже последствия извращений гендерных игр. В норме это не реально, такое мое мнение.
joyful_twilight
Jun. 3rd, 2013 02:09 pm (UTC)
Христианская точка зрения. Мотивация действий упирается в "так уж устроено". А устроили все именно те, кто держали в уме условие необходимости гендерных игр, а потом придумали детерминизм как рамку игры. Не вижу здесь какой-то такой установленности, которую нельзя было бы переустановить. Тут самая большая помеха - это то, что уже запущенная игра еще увлекает, даже если она становится все хуже и хуже - пока ты в игре и соблюдаешь ее правила, ты будешь видеть границы игры как границы мира.
los6st
Jun. 3rd, 2013 06:08 pm (UTC)
Кто эти все, которые это устроили? И покажи мне людей, которые вышли из игры, кроме как вперед ногами, не считая аскетов всех мастей. Точка зрения то христианская, не спорю. Но Так уж вышло, что у человека две руки, две ноги, а впридачу к ним член или вагина. Человек существо детерменированное и обусловленное, пока не видел ни одного факта или хотя бы складной теории, которая убедила бы меня в обратном.

Edited at 2013-06-03 06:10 pm (UTC)
( 5 comments — Leave a comment )